Опубликовано: 6 месяцев назад

Прямая речь: как вы относитесь к отношениям на работе?

prjamaja rech kak vy otnosites k otnoshenijam na rabote

Генеральный директор McDonald’s Стив Истербрук покинул компанию на этой неделе из-за отношений с сотрудником. Несмотря на то, что они оба не были женаты и все делалось по обоюдному согласию, руководство компании сочло это нарушением этического кодекса и проголосовало за то, чтобы оставить высшее руководство. «Коммерсантъ» поинтересовался у бизнесменов, общественных деятелей и деятелей культуры, что они думают о служебном романе.

Лия Ахеджакова, актриса:

Фото: Александр Вайнштейн, Коммерсантъ.

— Мое отношение нормальное. Я не специалист в служебном романе, но если люди влюбляются друг в друга, не имеет значения, где это произошло. Главное, чтобы это чувство было глубоким и не длилось как можно дольше. А американцы идиоты: как можно наказать коллегу, тем более с таким титулом, только за то, что он, человек, свободный от уз брака, влюбился в своего подчиненного! Вы, безусловно, можете найти другой выход из этой истории, который был бы менее травматичным для человека и корпорации.

Лев Щиглов, президент Национального института сексологии:

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ.

— Одна из моих книг охватывает 13 основных тем сексуального поведения, одна из которых — секс с сотрудником или легкая история любви на работе. На мой взгляд, это показывает лень человека, который предпочитает искать близкий ему объект. Да, есть искренние чувства, но в целом это явление говорит о том, что все под рукой, зачем тратить время, лучше искать партнера у ближайших коллег. Если мы говорим о нарушении корпоративного устава, как в случае с McDonald’s, это сугубо юридическая история.

Герман Клименко, президент Фонда развития цифровой экономики:

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ.

— Все мои жены занимаются бизнесом. Последний из них закончился длительным браком. Об этом мало кто говорит, но на самом деле самая активная сексуальная жизнь и отношения происходят на работе. С одной стороны, все мы с этим боремся, но чаще всего просто не обращаем внимания на любовный флирт. Служебные романы были всегда, и если коллектив более-менее сбалансирован, это нормально. История из McDonalds напоминает мне о том, как Аль Капоне был уличен в налогообложении своей жены, хотя его должны были признать виновным в убийстве.

Эдгард Запашный, генеральный директор Московского государственного цирка:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ.

— Как можно относиться к деловым романам, ведь цирковые династии — один из ключевых факторов существования цирка как такового? Эти традиции сильнее, чем где-либо еще. Люди работают, любят друг друга, продолжают свое происхождение, заботятся друг о друге, а их дети уже делают первые шаги, даже на арене. Сейчас в моем коллективе из ста исполнителей около десяти детей младше пяти лет.

Евгений Ямбурский, заслуженный учитель России, директор школы в Москве:

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ.

— Я помню историю 10-го класса, который влюбился в учителя, который был старше его на 20 лет. Это было еще в советское время, был большой скандал, учительнице пришлось уволиться с работы. Прошло много лет, они были вместе, у них была хорошая семья, они были счастливы. Вот вам и служебный роман. Есть разные ипостаси, у нас был моральный кодекс строителя коммунизма, а сегодня в мире есть домогательства. В жизни бывают разные ситуации, но самое главное, чтобы люди были счастливы, вот и все. Притеснение — это одно, а чувства и любовь — одно.

Валерий Сюткин, певец и музыкант:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ.

— Если служебный роман — это не просто роман, а история, которая заканчивается большой настоящей любовью, то это абсолютно нормально. Любовь не имеет географических или профессиональных связей. Но если роман несерьезный и ведет к разрушению семьи, мне это очень жаль. Когда есть большая любовь, все идет хорошо, а когда это всего лишь сиюминутное желание и прихоть, тогдавозникают большие проблемы. За все в жизни нужно платить.

Анастасия Мирошниченко, генеральный директор ООО «Авиаперсонал»:

Фото: из личного архива Анастасии Мирошниченко.

— О романе в офисе могу только мечтать: у нас работают только девушки. В России, в отличие от Запада, люди не очень серьезно относятся к кодексу корпоративной этики. Это своего рода библия, и если вы ее не примете или сломаете, вам не выжить в компании. А есть компании, которые к таким вопросам подходят спокойно, считая, что они стимулируют сотрудников и создают нормальные отношения. В авиации бывают служебные романы, например, у летчиков бывают романы с бортпроводниками. Браков много, есть даже целые династии.

Александр

Соркин, ресторатор:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ.

— Я закончил период рабочих романсов в 90-е и не хочу к ним возвращаться. Но это неизбежная история, даже официальная статистика, большинство знакомств делается на работе. Поскольку я был своего рода надзирателем для себя, я решил не делать этого. А с позиции организатора производства я бы не стал гоняться за людьми, если бы увидел, что у них служебный роман. Это часто случается в нашем бизнесе, мы не обращаем на это внимания, и я не слышал, чтобы в ресторанных холдингах были какие-либо правила, которые мешали бы сексуальным отношениям между менеджером и официанткой. И я считаю историю Макдональдса идиотской.

Юрий Стоянов, актер:

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ.

— Я блестящий представитель официальных романов, все мои романы были служебными. Что ж, я не живу в Америке, иначе бы у меня было двадцать лет назад. Надо понимать, что это был не просто флирт, а романы, закончившиеся браком. Первый раз в институте, второй раз в театре и третий раз в программе «Городок». Это закончилось третьим, самым счастливым браком. Так обстоит дело с влюбленностью и женитьбой. Поэтому я живу в России.

Алексей Поповичев, исполнительный директор ассоциации RusBrand:

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ.

Магия отношений