«Я была парнем, у которого начались месячные». Истории интерсекс-людей

ja byla parnem u kotorogo nachalis mesjachnye istorii interseks ljudej

Фото: Ирина Куземко / Лия / Ольга Опинько

У Ирины Куземко, Лии и Ольги Опинько есть три разных варианта интерсексуальности. Всего существует около 40 таких разновидностей.

«В 22 года я узнала, что я интерсекс. И каждый день моей жизни после этого открытия был в десять раз счастливее, чем раньше», — говорит Ирина Куземко. Это одна из 40 возможных разновидностей интерсексуальности. Это означает наличие одновременно мужских и женских хромосом.

Такая особенность обусловлена ​​анатомией: у человека может быть репродуктивная система одного пола, а внешние гениталии — другого. И это пример всего лишь одной из вариаций.

Таким образом, варианты интерсексуалов не имеют отношения к половому влечению или гендерной идентичности человека. Хотя они могут затруднить человеку самоопределение.

Таких людей в украинском обществе, как и в любом другом, от 1,2 до 1,7%. До недавнего времени в средствах массовой информации и в повседневной жизни их называли «гермафродитами» или «третьим полом», что, по их словам, их оскорбляет.

Это определение было отвергнуто правозащитниками и международными организациями.

«На самом деле большинство из нас — обычные мужчины и женщины, — отмечает Ирина.

Однако в повседневной жизни они испытывают множество трудностей и стрессов, неизвестных окружающим. Причина в нежелании общества принять их и помочь им.

  • Немцы могут указывать в документах третий пол
  • Младенец в Канаде впервые объявлен бесполым.
  • Дети-транссексуалы в США могут присоединиться к скаутам

Для них могут быть трудности во многих вещах, от получения паспорта до причастия в церкви.

Многие проходят утомительный поиск ответа на вопрос «кто я?». Иногда после операции по коррекции пола в детстве.

Интерсексуалы и правозащитники защищают право на физическую неприкосновенность и право на информированное согласие на операцию. Они убеждены, что человек может принять правильное решение относительно своего пола только в зрелом возрасте. Родители и врачи не могут решить за них, мужчина они или женщина.

Глобальная кампания ООН против гомофобии и трансфобии также касается прав интерсекс людей. Его члены поддерживают отказ от несрочных медицинских вмешательств, направленных на формирование пола маленьких детей.

В 2019 году в Украине детские урологи-хирурги Охматдетской областной детской клинической больницы во Львове провели операцию по формированию женского пола годовалому ребенку. Украинские активисты интерсексуалов раскритиковали действия медиков. Они подчеркнули, что готовы обсуждать подобные вопросы только в профессиональных кругах.

Врачи отказались разговаривать с BBC News Ukraine.

Заместитель медицинского директора Львовского Охматдета Елена Березовская пояснила: «Мы провели генетические тесты на ребенке, чтобы установить его пол. Ребенок живет в деревне. Его будут издеваться, прежде чем он станет достаточно взрослым, чтобы выбрать пол. Он выбрал пол девочки, потому что мужской орган ребенка в это время не работал бы. У нее матка. Это было трудное этическое решение, которое было принято совместно врачами, родителями, священниками и генетиками ».

Так почему же эта проблема так болезненна?

Три интерсекс-женщины рассказывают свои истории. Они описывают свой путь к принятию себя.

Ирина Куземко, 27 лет, интерсекс-активистка

До подросткового возраста я росла обычной девочкой. Все мои сверстники начали взрослеть, а у меня не было менструаций. В конце концов, я стала единственной девочкой в ​​классе, у которой не появилась грудь.

Я смотрел фильмы с персонажами-монстрами и отождествлял себя с ними. Однажды наш класс пригласили посмотреть фильм о взрослении. Это был чрезвычайно болезненный опыт. Я не понимал, почему все развиваются так, как было объяснено, и я не понимал. В фильме не было ни слова о существовании интерсекс-разновидностей.

Мне повезло, что меня не издевались в школе. Если бы к нему был добавлен моббинг, я бы точно не сталсовет. Для меня это было достаточно грустно и сложно.

Фото: Ирина Куземко

Ирина росла обычной девочкой. Его интерсекс-разновидность проявилась в подростковом возрасте.

Моя мама и бабушка не волновались, что я не развиваюсь, как другие девочки. Они сказали: «Все в порядке. Все будет». Но я чувствовал, что это было нечто большее. В конце концов они их уговорили отвезти меня к гинекологу. Мне было 14 лет.

Врач сказал, что ей нужно заставить мои яичники работать. Еще она прописала мне специальные согревающие средства. Я проходил эти процедуры один раз в неделю в течение нескольких месяцев, но безрезультатно. От этого стало еще печальнее.

Когда мне было 15 лет, отец водил меня к врачам в Москву.

Помню, как быстро они миновали меня в коридоре. У меня даже не было времени поздороваться. Мне ничего не объяснили. Они только что позвонили в офис моего отца.

Мой отец сказал, что мне нужна небольшая операция, может быть, две. Я не знал, что именно со мной не так. Девочки спрашивали в школе, а я понятия не имел.

Однажды в разговоре с отцом я решил, что лучше бы мне удалили внутренности. И я получил ответ: «Значит, вы его удалили!» Я был шокирован. Так я узнала, что мне удалили яичники.

Все больше и больше меня погружали в комплексы и ненависть к себе.

У меня сильно закружилась голова, поэтому я пошел к неврологу. Врач спросил, могу ли я забеременеть. Я объяснил, что мне удалили яичники. Потом меня спросили о диагнозе. Я ничего не знал.

Я нашла в Интернете видео об интерсекс-людях и заметила, что моя ситуация перекликается с их рассказами.

Решила собрать все медицинские документы и вызвать врача в Москву.

Когда я позвонил ему, моя мама стояла рядом со мной. Я боялся.

Так, в 22 года я узнал, что в пятнадцать лет мне удалили яичко и нефункциональные ткани с элементами ткани яичников. С тех пор я принимаю гормоны.

Фото: Ирина Куземко

Ирина убеждена, что если бы врачи и отец объяснили ей особенности ее интерсекс-разновидности, она избежала бы многих страданий.

Еще я узнала, что у меня мужские хромосомы. И у меня есть матка.

Потом у меня состоялся серьезный разговор с отцом. Однажды детские психологи посоветовали ему не рассказывать мне о моих особенностях. Да, он сделал. С тех пор я с ним не разговаривал.

Мой отец не признал своей ошибки: он должен был сразу сказать мне правду. Моя жизнь сложилась бы иначе.

Несколько дней после этой новости я был в трансе. Я больше не знал, как жить. Но я очень быстро принял себя. Теперь у меня было слово, чтобы описать мою форму сексуального развития: «интерсексуальность». Раньше я жил в неопределенности.

Я обнаружил, что разница между интерсексуалами присуща и другим людям, и я легко с ней живу. Это не значит, что нужно страдать. Моя самооценка многократно возросла.

Магия отношений